• ↓
  • ↑
  • ⇑
 
Записи с темой: Фанфики (список заголовков)
00:43 

Глава 3

сегодня ты Гныщевич, завтра - Баба-Яга (с)
Версия пока что не окончательная.
Предупреждение: смерть персонажа

____________________________________________________________

Жизнь шла своим чередом, и Мина, и Фар продолжали заниматься приготовлениями к свадьбе и видеться так часто, как только появлялась возможность. Но через некоторое время после той памятной ночи Мина начала чувствовать в себе что-то необычное. Это необычное заметили и её близкие, но поначалу не придали этому особого значения – мало ли что, может быть, Мина чем-нибудь приболела или же хандрит перед свадьбой с Фледом. Фару Мина о переменах в своём состоянии решила ничего не говорить – чтобы не волновать и не расстраивать любимого. Но в один прекрасный день Мина должна была рано утром отнести на рынок кабачки, капусту и свёклу – собственно, ничего особенного. Но, едва выйдя из дома, Мина отбросила сумки с провизий куда подальше и, еле успев зажать рот платком, побежала к ближайшим кустам… «Отравилась – подумала Мина, – домой надо, ведь если на базаре такая напасть прихватит, позору-то будет». Немного отойдя от досадного приступа и от нервного волнения, девушка схватила тяжёлую сумку с овощами и пошла обратно домой…

-Что случилось, Мина? – с порога строго спросила мать, увидевшая, что дочь вернулась гораздо раньше положенного времени, да ещё и с полным набором провизии.

-Кажется, я немного заболела! – слабым голосом проговорила Мина. – Съела, должно быть, что-то, и теперь нехорошо мне…

-Да, пожалуй, - недоверчиво согласилась Дора Лант, с тревогой всматриваясь в посеревшее лицо дочери. – Да и бледная ты какая-то, прямо необычно…

-Бледная… - рассеянно произнесла Мина, направляясь в свою комнатку.

Но на другой день недомогание не отступило, и на третий тоже. Каждое утро у Мины начиналось в высшей степени неприятно – с сильнейшего головокружения и приступов тошноты. Домашние средства «от желудка» – травяные чаи и различные настойки – не особенно помогали. Помимо досадной тошноты, у Мины очень изменился аппетит – если раньше девушка могла съесть большую порцию своей любимой жареной рыбы, то теперь же Мина не могла на неё даже смотреть. Да и вкусовые пристрастия тоже изменились – девушка всё чаще хотела то солёного огурчика, то квашеной капусты, то кислого варенья из плодов рафалоо. И в довершение всего, Мина не худела, как это должно было бы быть при желудочной болезни, а, наоборот, приобретала некую округлость.

Тут-то родители – особенно мать – и заподозрили неладное. Пришлось Мине в слезах признаться матери в своей близости с Фаром Амантом несколько месяцев назад – как раз в ту ночь. Понятное дело, родители пришли в настоящее бешенство – ведь с каждым днём приближалось время свадьбы с местным богатеем Гентом Фледом. Семье Лант, откровенно говоря, не хотелось упустить такую возможность – сбыть Мину в небедную семью, да ещё разжиться свадебными подарками. А тут такое…

- Ты опозорила нашу семью! Что мы теперь скажем Фледу – что тебе это дело надуло ветром?! – заорал отец, взяв в руки толстый ремень.

-Нет! – рыдала Мина, защищая руками живот. – Нет! Я не пойду к этому Фледу, я лучше выберу смерть, чем этого Фледа!.. Я люблю своего Фара!

- Мина, подумай! – чуть менее сурово говорила мать. – Флед богат, ты хотя бы не будешь ходить в штопаных юбках. А ребёнка – что же, ребёнка назовут одним именем, да и сдадут в воспитание к мельнику, сапожнику или фермеру в другой деревне… Таковы наши законы, но для тебя же так лучше. Потом ещё родишь…

-Нет! – твердила Мина, смотря на мать красными от слёз глазами. – Я люблю только Фара и своего будущего ребёнка я тоже люблю. И мне никто не помешает жить так, как мне хочется. Никто!
-Ах так?! – и отец буквально за ухо втащил Мину в вонючий сарай. – Сиди здесь и думай…

И девушка тихо плакала в своём заточении, сжимая в руке кулон-амулет – подарок покойной Ремы. Ведь Мина всё-таки верила – её сказка будет чудесной. Несмотря ни на что. Еду и питьё в сарай Мине носили утром и вечером и, разумеется, с Фаром Амантом встречаться и общаться строжайше запретили. Но смелая девушка нашла возможность обмениваться с возлюбленным записками – в те моменты, когда еду с водой приносил Кем. В своих записках, которые передавал также через Кема, Фар отвечал Мине, что скоро всё будет хорошо, что они куда-нибудь убегут и заживут счастливо. Мина плакала, но старалась верить обещаниям возлюбленного и надеялась, что в ближайшем времени всё обязательно наладится.

Вскоре заявился и Флед - ведь время близилось к свадьбе, надо было проведать молодую невесту и её семейство, сделать очередные распоряжения. Но родители с горечью сообщили Фледу, что Мина по-прежнему противится будущей свадьбе и уговорить её пока что невозможно.

-Ну что, долго ли будут продолжаться эти капризы? – недовольно прогнусил он с порога, не проходя в дом к Лантам. – До свадьбы осталось уже меньше месяца, а ваша Мина всё дурит!

-А-а, господин Флед! – расплылись в радушно-гостеприимной улыбке супруги Лант. – Мине очень нездоровится… вот она и не хочет замуж за Вашу милость…

-Да бросьте вы мне сказки рассказывать! – сердито воскликнул Флед. – Мина ваша – кровь с молоком, и нездоровиться ей не может! Говорите, что случилось – а не то выселю вас и снесу вашу вонючую хибару!

И пришлось родителям Мины рассказать, заикаясь и опасаясь расправы, обо всём случившемся – о том, что Мина беременна от Фара Аманта и хочет выйти замуж именно за него.

-Где эта змеюка?! Где этот голоштанный гад?! – освирепев и брызжа слюной, заорал Флед. – Я убью обоих! Что вы мне подсунули?!

-Но… господин Флед! – робко заговорила Дора Лант, теребя в руках передник. – Она сама так поступила…

-Меня это не волнует! Эта чертовка начала изменять ещё до свадьбы, да как! Я ей устрою сладкую жизнь – после свадьбы, если она ещё будет… а если не будет – всё равно устрою! – бесился Флед.

-Она в сарае, наказана! – ответил отец. – А где её ухажёр – вряд ли кому известно! Хотя, мне кажется, она от него записки получает и переписывается тайком с ним! Вот уж наказание наше…
-Вот она как! Но ничего, не захочет добром, будем действовать по-другому! – и Флед вышел, хлопнув дверью.

-Том, может, зря мы это… Пускай бежит со своим Фаром, раз его так любит – а Флед себе ещё кого найдёт? – попробовала заговорить Дора.

-Нет, пойдёт за Фледа как миленькая! – бескомпромиссно заявил отец семейства. – Флед, хотя бы, не голь перекатная…

Дора только вздохнула – мужа ослушаться она не смела, но вместе с тем, проснулась и жалость к дочери. У Мины и Фара была взаимная любовь, а вот что было у Фледа, который за год перед тем овдовел – неизвестно…

У Мины был ещё один защитник – старший брат Кем. Он как-то раз познакомился с Фаром Амантом, разговорился и понял, что этот человек и вправду сильно любит его сестру… А теперь, в сложившейся ситуации, Кем считал своим долгом помочь своей сестре и её возлюбленному обрести счастье. Разумеется, беременность Мины вне брака не радовала Кема – ибо «закон об одном имени» никто не отменял – но надо было как-то обустроить побег Мины и бракосочетание влюблённых. Кем теперь, во время, свободное от работы, встречался с Фаром в роще между Вязами и соседней деревней, и молодые люди вдвоём строили планы – как выкрасть Мину из постылого сарая и где заключить брак. Фар договорился за починку крыльца со старостой небольшого хутора Дубок о том, что через три недели староста свяжет узами брака молодого человека и его возлюбленную Мину Лант. Староста, ещё не в возрасте, но уже изнурённый болезнями человек, предложил Фару в качестве платы за свои услуги выполнить кое-какие работы в саду и в доме. За исчезновение беременной Мины из сарая отвечал Кем Лант – он разработал какой-то особый план…. Оставалось только выждать три недели до оговорённого срока свадьбы, а там…

Но, к сожалению, Гент Флед тоже не дремал. Уверенный, что деньги решают всё, решил он хорошенько приплатить одному из своих дальних знакомых за одну крайне подлую авантюру. Но подлую авантюру предлагалось прикрыть весьма благородным делом – помощью Фару Аманту с организацией бракосочетания. Разумеется, имя Фледа нигде не должно было даже мелькать.

Знакомый Фледа, Пен Карот, встретил Фара на улице и изложил ему суть своего предложения. Всё, буквально всё он берёт на себя – а молодой человек должен только немножечко ему помочь в строительных работах.

-Я очень вам благодарен, только с чего такая щедрость? – недоверчиво спросил Фар Амант.

-От чистого сердца, молодой человек! – засуетился Пен Карот. – Ведь я вошёл в ваше положение!

Несмотря на недоверие, Фар Амант всё-таки согласился. Это было за две недели до предполагаемой свадьбы. Молодой человек не слушал ни Мину, ни отговоры Кема Ланта – Фар был уверен, что всё получится.

Наконец, Фар Амант пришёл к дому Пена Карота в назначенное время. Очень быстро понял молодой человек, что попал он в западню, но до последнего надеялся на лучшее – ради Мины, ради будущего ребёнка надо было выполнить эту адски тяжёлую работу, и потом требовать с Пена исполнения обещанного. Фар работал с усердием – таскал тяжести, ворочал огромные брёвна, бесстрашно взбирался на высоту. Тяжёлая работа подходила к концу, Фар Амант страшно устал и, судя по всему, чего-то не заметил. Молодой человек, держа тяжёлое бревно, споткнулся и упал. Фар не заметил, что под ногами его была протянута тоненькая верёвочка – в этом и заключалась подлая интрига Пена Карота!

- Нет!!! Мина!!! – прокричал Фар Амант, падая на пол.

На грудь молодого человека упало то самое бревно, которое он держал на плече. На полу стала растекаться лужа крови, Фар стонал и ещё подавал слабые признаки жизни. Но Пен Карот и его помощник, рыжий одноглазый детина, даже не думали снимать бревно и оказывать несчастному парню первую помощь. Они выжидали так, как выжидают стервятники. Тут в комнату, где случилась трагедия, довольно улыбаясь, вошёл Гент Флед. Он пихнул Фара Аманта носком своего сафьянового сапога и произнёс:

-Что, голодранец, не достанется тебе теперь Мина. Не нужна жена на том свете! Вот что бывает, когда кто-то хочет обмануть Гента Фледа! – и толстяк довольно захохотал…

-Мина… она не будет вашей… я люблю её, - с усилием прохрипел Фар Амант. – И буду любить всегда…

Тут Фар как-то весь вытянулся и страшно захрипел. Из глаз молодого человека покатились крупные слёзы. Вероятно, даже самый чёрствый человек не смог бы вынести такого зрелища и постарался бы хоть как-то облегчить последние минуты несчастного… Но Флед, Пен Карот и его помощник были не из таких. Они молча и хладнокровно вышли из комнаты, а когда вернулись через час – Фар Амант был уже мёртв.

-Что теперь прикажешь делать? – спросил Пен у Фледа. – Парень твой, похоже, испустил дух!

-Что, что… Швырнуть где-нибудь в кустах у дороги, перетряхнув вещи и одежду – как будто его ограбили и избили. А тут всё прибрать – и верёвочку в особенности, а то мало ли что...

-Как будет приказано, господин Флед – ради вашего посула готов стараться как угодно. Пошли, Руд, - обратился Пен Карот к своему помощнику. – Надо убрать тело и замести все следы…

В тот день, когда случилась эта ужасная трагедия, Мину и Кема не покидало дурное предчувствие. По окончании этого дня Фар Амант должен был подать Кему знак о том, что всё благополучно – встретиться с ним в уже привычной роще в полночь и передать белый платок. Этого не произошло. Тогда взволнованный Кем отправился по окрестностям на поиски возлюбленного своей сестры, теперь уже уверенный, что стряслась беда. Предчувствия не обманули молодого человека – когда Кем зашёл в один из заросших кустами оврагов, он нашёл там бездыханное тело Фара Аманта. Разумеется, Кем не поверил тому, что молодого человека могли ограбить какие-то случайные разбойники и скинуть в этот овраг. В мыслях Кема сложилось твёрдое убеждение, что ноги у этого убийства растут от Гента Фледа, ибо тому была бы крайне на руку гибель Фара Аманта. Теперь Кема, позвавшего к месту трагедии знакомых, тревожила одна мысль – как сообщить столь печальное известие Мине? Ведь ей сейчас нельзя ни в коем случае волноваться – волнение может убить не только ребёнка, но и саму девушку… И тогда… тогда Кем не сможет себе этого простить!

Но беда не приходит одна. И зря Кем волновался, идя домой, зря думал, что же и как он скажет Мине. Вестником горя выступил сам Гент Флед. Не успело остыть тело несчастного Фара, как Флед уже настойчиво барабанил кулаком в дверь скромного домишки Лантов.

-Господин Флед! Вы… в такой час?! – удивлённо воскликнул отец семейства.

-Я же говорил, что Мина за этого голодранца не пойдёт! – торжествующим тоном выкрикнул Флед в ответ на почтительное удивление.

-Да… и мы тоже так думаем, господин Флед! – запинаясь, повторял Том Лант. – Но всё ж таки, в чём дело?

-Передайте Мине – её ненаглядный Фар Амант сегодня скончался! – со злорадством крикнул Флед. – Или же я сообщу ей эту новость сам… чтобы, хи-хи, порадовать свою невесту!

-Как скончался? Что произошло? – спросила Дора Лант, до того момента молчавшая.

-Да кто ж его знает! Избили его и в канаве бросили! Да и неважно уже это всё… Вы, это, Мине скажите эту новость! А я пошёл – надо уже сейчас начинать приготовления к свадьбе! – и Флед вышел за дверь.

Том Лант, хотя и огорчился – всё ж таки, несмотря на излишнюю строгость к жене и дочери, он был человеком – но пришёл к выводу, что Мине надо сообщить эту ужасную весть. Дора Лант, заметно нервничая, умоляла его рассказать дочери эту ужасную новость как можно мягче, а потом и вовсе решила рассказать всё сама. Наконец, к вечеру пришёл опечаленный Кем и рассказал родителям, как и когда он обнаружил тело несчастного Фара. Затем Кем пошёл к сестре в сарай – ибо был уверен, что сестра сможет выслушать только его одного, и поверит тоже только ему.

Мина словно что-то чувствовала – в тот день, когда убили и обнаружили её возлюбленного, она постоянно плакала, отказывалась от еды и питья и не вставала с постели. Кем очень мягко и осторожно сообщил сестре о том, что Фар уже мёртв, а также рассказал ей о своих подозрениях. Мина, только услышав, что её возлюбленный умер, замертво упала на постель. Перепуганный Кем привёл сестру в чувство, но Мина была как помешанная и несвязно бормотала и выкрикивала:

-Нет! Не пойду я за убийцу… Лучше погибну, а не пойду... Это Флед всё сделал, я знаю, это он! Ах, Фар, зачем ты поверил, зачем ты меня покинул?!..

Такое состояние у Мины продолжалось три дня. Уже и мать девушки перестала настаивать на свадьбе с Фледом, тем более, что в бреду Мина повторяла наряду с именем возлюбленного имя Фледа. Том Лант тоже смягчил суровость, но был непреклонен – такого богатого жениха, как Гент Флед, сыскать вряд ли когда-либо удастся.

Наконец, Мина поправилась, а отец разрешил ей выйти из заточения в сарае. Шло время – дни, недели, месяцы… Флед приходил несколько раз, жутко скандалил и говорил, что выкинет ребёнка куда подальше, как только он родится. Девушка не могла даже слышать таких речей своего жениха – Мина успела по-настоящему полюбить своего будущего ребёнка, ведь это было дитя от её возлюбленного, от Фара Аманта.

Родители Мины правдами и неправдами уговорили Фледа отодвинуть бракосочетание на то время, когда Мина уже родит – буквально тогда, когда девушка немного оправится и сможет стоять на ногах. Узнав об этом, Мина теперь определённо решила убежать из дома, а её брат Кем пообещал всевозможное содействие в побеге. Словно читая мысли дочери, Том Лант снова посадил Мину ближе к родам в постылый сарай. Но Кем был не промах – он немного подкорректировал старый план побега из сарая и изложил его Мине. Бежать решено через несколько дней, ночью. По подсчётам Мины, до рождения ребёнка со дня побега оставалось примерно две недели или чуть меньше – как раз то время, чтобы успеть обустроиться в ближайшей деревне…

Наконец, настала ночь побега. Это была идеально тёмная ночь, ночь новолуния – к тому же ночь пасмурная. Тихо, как мышка, Мина с помощью Кема покинула сарай, взяв с собой плащ и кое-какие необходимые вещи. Кем вернулся в сарай – замести следы побега, а Мина побрела одна-одинёшенька, куда глаза глядят, по ночной дороге. «Фар, бедный мой Фар! Я люблю тебя, люблю твоего ребёнка и не смогу жить с твоим убийцей! Ради нашей любви я иду – сама не знаю куда!» - думала Мина по дороге. Отойдя от родного дома несколько вёрст, ближе к рассвету, девушка ощутила резкую схваткообразную боль в животе. «Неужели началось?! Неужели я… сейчас рожу?» - подумала Мина и отошла с тропинки в рощицу. Тут сильная боль в животе повторилась, она была такой, что девушка невольно застонала и легла на траву. «О, как больно! Неужели… неужели это так больно?!» - думала Мина, плача от боли. Схватки повторялись снова и снова. Мина плакала, кричала – но никто её не слышал, кроме пугливой живности. Но боль не оставляла девушку – схватки только усиливались. Мина тужилась с криками и стонами, лицо девушки исказилось от боли и покрылось потом… Начались роды! Несколько часов мучилась девушка – в иные моменты казалось ей, что потуги безрезультатны и что близится последний миг. Но природа взяла своё и, наконец, измученная Мина, закусив зубами рубаху, сделала ещё одно титаническое усилие… Тут же девушка услышала громкий крик ребёнка. В этой роще, в этот день, на рассвете началась ещё одна жизнь. В этот день (в Мире за Горами это было 1 мая 18** года) на свет появился сын Мины Лант, с рождения обречённый местными законами на бедность, страдания и угнетение. Родился тот, кому было суждено прожить жизнь под одним именем – ибо в Зелёной Стране внебрачному ребёнку могли дать только одно имя.

Мина плакала от счастья – у неё родился ребёнок, её сын от Фара Аманта, которого она любила больше жизни! Затем девушка сама перерезала ребёнку пуповину захваченным из дома ножом, сама вытерла сына полотенцем, также взятым из дома, и завернула его в свою чистую нижнюю юбку. Мина приложила ребёнка к груди и с нежностью смотрела, как маленький человечек, её любимый сын, только прибывший в этот мир, чмокает и посапывает.

- Хороший мой! Единственный… Папа любил бы тебя, мой малыш! – шептала Мина, глядя на сына. – И назову я тебя в честь папы, сынок… Будешь ты Фарамантом! И всё у тебя хорошо будет, несмотря на одно имя…

Фарамант ничего не отвечал – только лишь смотрел на маму тёмно-серыми глазами и почмокивал. «Ничего, всё хорошо будет! Сейчас посидим немного, пойдём счастья искать в другие края! Только вот надо пойти куда-нибудь в другую деревню, чтобы назвать тебя, бедняжку!» - думала Мина, с любовью глядя на сына.

Покормив сына и укачав его, Мина пошла со спящим ребёнком на руках дальше по дороге. Куда точно – девушка не знала, надо было дойти до ближайшего хутора или деревни и попросить старосту записать в метрику маленького Фараманта. Мина не обращала внимания ни на слабость, ни на лёгкие боли – она была теперь счастлива… Осталось только подарить счастье Фараманту – несмотря на сиротство, несмотря на одно имя, несмотря ни на что… В то время, как богатые жительницы Зелёной Страны, родив ребёнка, ещё несколько дней, а то и неделю с лишним, отлёживались в постели, предоставив заботу о ребёнке няньке и кормилице, Мина шагала по полевой дороге с маленьким Фарамантом на руках – навстречу новой жизни и грядущему счастью.

@темы: фанфики

01:04 

2 глава

сегодня ты Гныщевич, завтра - Баба-Яга (с)
Предупреждение: не окончательная версия, без авто-отбечивания. Рейтинг приближается к R
____________________________________________________________________________________


В той деревне, где жил Фар Амант, на окраине, в старом, на ладан дышавшем домике обитала Рема Минт. Она была очень старая, но никто не знал точно, сколько же ей лет. Иные сплетники утверждали даже, что Реме Минт уже лет десять как перевалило за век – но доказать или опровергнуть их предположения не смог бы никто… Рема Минт была маленькая (даже по меркам Зелёной Страны), сгорбленная старушка с длинными седыми волосами и смуглым сморщенным лицом, которое оживляли ярко-синие глаза, сохранившие детскую чистоту и доброту. Словом, внешне Рема Минт могла вполне показаться доброй волшебницей. Но главной особенностью Ремы Минт было то, что она знала очень много древних песен, сказок, преданий, пословиц, легенд и притч. Также поговаривали в народе, что старушка промышляет потихоньку колдовством – видимо, не понимали люди её нелюдимости и стремления к одиночеству. А жила Рема действительно одна, да и родственников не имела – возможно, эти обстоятельства и породили в жителях Ракиток уверенность в нелюдимости Ремы.

Фар Амант однажды познакомил Мину со старой Ремой, узнав о том, что девушка сочиняет стихи и рассказы, а также обожает различные народные песни. Сам Фар знал Рему ещё с детства – дом, где жил молодой человек, находился близко к лачужке Ремы, да и недоверия по отношению к Реме Фар Амант не испытывал. Мина поначалу немного побаивалась первой встречи с Ремой, но, только увидев старушку, поняла, какой эта Рема удивительный, добрый и светлый человек.

С тех пор Мина Лант частенько заходила к старой Реме – то одна, то со своим другом – послушать древние песни, сказки и рассказы о старых временах, в которых трудно разобрать порой, что быль, а что вымысел… Мина слушала всё, что рассказывала Рема, очень внимательно, что называется «с открытым ртом», старалась всё запомнить и прочувствовать, а иногда записывала особенно понравившиеся песни. Много знала старая Рема! Увлекательные рассказы о канувшем в лету Королевстве Феома, сказы и баллады о древних героических воинах и их прекрасных возлюбленных, истории о волшебницах и колдуньях, почти сказочные повести о всяких уголках Волшебной Страны (о Подземной Стране, где короли правят по очереди, о Стране Лис, о Прыгунах-Марранах и о многом другом) – всё это живо интересовало Мину Лант и Фара Аманта!

На сей раз, через день после своей первой встречи с Гентом Фледом, Мина пришла к старушке одна, очень сильно расстроенная. Проницательная Рема, только гостья переступила порог её лачужки, спросила:

-Я вижу, ты чем-то опечалена. Что-то стряслось?

-Да нет, бабушка Рема, ничего страшного… Просто утомилась, помогая маме по хозяйству. Еле продала эту несчастную капусту! – попыталась отговориться Мина.

-Не в капусте тут дело, ты и сама это знаешь! – прервала её Рема. – Я же вижу, что случилось что-то…

Мина сначала отмалчивалась и мялась, но потом сильно побледнела и произнесла сдавленным голосом:

- Да, бабушка Рема, случилось… Меня хотят выдать замуж – мне же скоро восемнадцать будет, через неделю. Ну а через полгода свадьбу назначили…

- Вот это новость! – удивлённо воскликнула старая Рема.

- Моя семья небогата! – печально заговорила Мина. – А у Гента Фледа денег много. Ему сорок пять лет, он вдовец… говорят, довёл свою первую жену до смерти. Да, а денег много. А мы с Фаром любим друг друга очень сильно, и хотели бы связать свои жизни. Но законы таковы, что за кого девушку просватают, за того она и пойдёт…

Несколько минут Рема не отрываясь смотрела Мине в глаза, при этом помешивая что-то в узорчатой глиняной миске. Затем старушка оторвала глаза от своей смеси и сказала:

- Не будешь ты женой Гента, помяни моё слово… Что да как – не расспрашивай, что знаю, то сказала. А сейчас расскажу тебе ещё одну историю...

- Какую, бабушка Рема? Что-нибудь о древних рыцарях и их прекрасных дамах? – немного успокоившись, спросила Мина.

- Нет, дитя моё! – начала Рема. – Это куда более скучная и правдивая история… Много ли мы все задумывались о мире, в котором живём, о нашей стране? Ты, наверное, знаешь, что на окраинах нашей общей страны находятся высокие горы с белыми вершинами – все зовут их Кругосветными. А между тем, там, за этими горами, есть ещё один мир – большой, прекрасный, многообразный и загадочный… Мир, не похожий на наш, но в чём-то нам очень близкий. И в нашей стране будут ещё посланцы из этого мира… А вот из нашего мира в тот первым попасть выпадет честь одному человеку… И этот человек, Мина – твой сын…

-Мой сын? – удивлённо спросила Мина, смотря в глаза старой Реме. – Вы о чём, бабушка Рема?

- Да, Мина, твой сын. За Фледом тебе замужем не бывать, а вот любовь ваша с Фаром расцветёт пышно и пустит корни, а потом, - старая Рема помрачнела, видимо, поняла, что сказала что-то не то.

- Что потом? – спросила плачущая Мина.

-Я не могу этого тебе сказать,– очень тихо сказала старая Рема. – Это тайна. – И, видя, что Мина совсем огорчилась, прибавила. – Твоя сказка будет чудесной, дитя моё. А сейчас иди домой, и ни о чём не беспокойся.

- Моя сказка, бабушка Рема?! – удивлённо воскликнула Мина.

-Да, дитя моё – твоя сказка… А теперь возьми вот это – на прощание, и иди домой со спокойной душой, - Рема протянула девушке какой-то кулон с затейливыми узорами. – Не спрашивай только, что там нарисовано и почему. Просто храни его… И прощай, Мина…

Старушка вывела плачущую Мину за дверь, закрыла за ней калитку и вернулась к себе в домик. А девушка бегом бежала по каменистой тропинке в рощицу, где её ждал Фар Амант – они заранее договорились о встрече. Мина поведала своему возлюбленному о предсказаниях Ремы, умолчав лишь о самом страшном. Фар нежно обнял Мину и сказал:
-Да… всё сбудется, всё будет хорошо! Всё обязательно будет хорошо! – повторял молодой человек, ласково поглаживая Мину по голове.

Мина улыбалась своему возлюбленному сквозь слёзы, слыша эти добрые и заботливые слова. Девушке не давало покоя то, что недоговорила старая Рема, и Фар прекрасно это чувствовал и стремился всячески успокоить Мину – каждым своим взглядом и словом. Но Фар Амант тоже кое-что не договаривал – ещё до его знакомства с Миной Рема тоже рассказала ему интересную (хотя и кажущуюся невероятной) историю, в которой кое-что умолчала… Эту историю молодой человек вспоминал часто – особенно в последнее время, когда рассказанное стало сбываться… Но Фар, будучи вполне рассудительным юношей, предпочитал не думать ни о чём плохом – да и как можно было думать о плохом, когда рядом была такая девушка, как Мина!.. Фар никак не мог даже своими добрыми и рассудительными словами успокоить Мину, подбодрить её и внушить девушке веру в лучшее. Мина не могла успокоиться – уж слишком подействовали на впечатлительную девушку слова старой Ремы. Окончательно разнервничавшись, девушка заплакала, прижавшись головой к груди Фара. И тогда молодой человек с тёплой улыбкой посмотрел в глаза Мине и, прижав девушку к себе, жарко поцеловал её. «Всё у нас будет хорошо, моя Мина!» - ласковым голосом твердил Фар, целуя и обнимая возлюбленную.

Мина не могла выкинуть из головы таинственное окончание рассказа Ремы, девушку терзали смутные плохие предчувствия. Фар, как мог, успокаивал и поддерживал возлюбленную. Так они провели несколько часов на лесной полянке. Время было уже позднее, да и погода начинала портиться – поэтому Фар Амант считал своим долгом проводить возлюбленную до дома. Фар накинул Мине на плечи свою куртку, взял девушку под руку и они пошли по лесной тропинке в сторону большой дороги к Вязам. Мина и Фар уже пришли в Рябинки, как вдруг погода совсем испортилась. Подул резкий ветер, сгустились тучи, а затем полил самый настоящий ливень и загремел гром. Фар завёл Мину в свой домик, чтобы так переждать ненастье – идти в такую погоду до Вязов было очень и очень рискованно.

Молодой человек затопил печку и поставил чаю, чтобы Мина могла отогреться и успокоиться. Но и после горячего травяного чая Мину не покинуло волнение - предсказание Ремы и будущий побег с Фаром очень беспокоили девушку… За окном сверкали молнии, гремел гром, лил дождь и завывал ветер... Никак не мог Фар успокоить Мину… А затем случилось нечто странное – то, что изменило жизнь и Фара, и Мины, и других героев нашей истории...

Что произошло между Фаром и Миной в тот миг, они и сами плохо понимали. Это был какой-то неведомый порыв, самая сильная на свете тяга, яркая и внезапная вспышка любви – и это чувство затмило все прочие! Это было невероятное чувство, которого ни Мина, ни Фар до сих пор не испытывали – это была не любовь, нет, это было взаимное притяжение! В небе сверкали молнии, за окном бушевала непогода, а в полутёмном домишке на окраине деревни двое любящих друг друга людей на какое-то время стали одним целым, слились телом и душой… Десятый сон видел Гент Флед, не спало и волновалось семейство Лант – а Мина и Фар были счастливы, как никогда! Уснула Мина в ту ночь нескоро, прижавшись головой к плечу Фара…

Проснулись Мина и Фар чуть свет и, скромно позавтракав, стали собираться в дорогу – Мину наверняка уже ждали дома. Фар, волнуясь за возлюбленную, решил проводить девушку почти до самого дома. Путь Фара и Мины лежал мимо хижины старой Ремы. Проходя возле хижины, девушка и молодой человек с удивлением отметили, что в дверях покосившейся избушки толпилось человек пять, однако самой Ремы среди этого народа видно не было. Насторожившись, Фар с Миной подошли ко входу в лачугу.

-Что тут происходит? – спросил Фар у одной из женщин, стоявшей дальше всех от входа в хижину.

-Старая Рема умерла! – ответила ему женщина. – Сегодня ночью это случилось… Жаль её – хоть и не от мира сего была, но не каждому дано сто с лишком лет на белом свете прожить… Да знаете, что тут было? Такое говорят! – начала было словоохотливая кумушка, но Фар вовремя отошёл от неё.
-Как… умерла? – спросила у Фара ошеломлённая этим известием Мина. – Но как же это случилось? Я не так давно говорила с ней, и она была вполне здорова, хотя… Неужели? – и Мина внезапно замолчала.

- Что случилось, Мина? – встревоженно спросил у девушки Фар. – ты очень взволнована, что вчера была, что сейчас. Что же произошло между тобой и Ремой? Что она тебе всё-таки сказала? Ну же, Мина, успокойся, не бойся…

- Нет, Фар, ничего страшного! – уклончиво ответила Мина. – Меня напугала смерть старой Ремы – ведь ещё вчера она была здорова, столько всего рассказывала, а сегодня…

- Да, это её ночью-то, видать, в самую-то грозу и прибрало! – встряла в беседу уже другая, но тоже весьма словоохотливая деревенская кумушка. – Потому как утром к ней зашла Нарса, посоветоваться насчёт кое-чего, так и увидала – лежит Рема посреди хижины своей бездыханная! А ты, Фар, чего-то тут ошиваешься с девушкой, да ещё не местной? – подозрительно вопросила кумушка.

- Ох, госпожа Кела, что Вы, в самом деле! Это знакомая моя – сейчас домой её провожаю! – ответил Фар и, чтобы заткнуть рот сплетнице, прибавил. – Бедняжке нездоровится, поэтому мы спешим…

По дороге к дому Мина показала Фару подарок Ремы. Молодого человека заинтересовал затейливый кулон, но, не зная его истинной истории, Фар обнял Мину и ласково сказал: «Это твой талисман, Мина. Ещё один – помимо моей любви! Старая Рема плохого не дала бы и не посоветовала бы!». Мина так и не рассказала Фару историю кулона и не сообщила, что же ей всё-таки сказала старая Рема – не захотела огорчать своего возлюбленного. Расставшись почти у самого дома Мины, девушка и её возлюбленный крепко обнялись и поцеловались. С этого дня, точнее, с этой ночи, между ними возникла ещё одна связь, ещё одно чувство. Расставаясь, Мина и Фар уже решили сыграть свадьбу в ближайшее время – невзирая на всяких Фледов и прочие обстоятельства. Девушка проводила взглядом возлюбленного и только после этого вошла к себе в дом.

Как же переволновалось всё семейство из-за отсутствия Мины, и как все обрадовались её возвращению! Правда, были строгие расспросы от родителей – особенно от отца – но Мина нашлась, что ответить. Успокоенные родители прекратили расспрашивать (хотя Том всё равно как-то недоверчиво хмурился и ухмылялся в усы!) – главное, что Мина вернулась домой живая и невредимая! А уж Кем Лант был и вовсе счастлив, что его любимая сестра дома – молодому человеку даже и в голову не могло прийти начать о чём-либо расспрашивать сестру.

Потом, в своей комнате, в спокойной обстановке, Мина внимательно разглядела подаренный ей Ремой кулон – почерневший от времени кружочек из серебра, на котором были выгравированы странные узоры. Какой-то непонятный символ, вроде затейливого сплетения сердца, цветка и кинжала, надпись по кругу витиеватыми полустёршимися буковками. Мина была грамотной и смогла разобрать, что было написано на подаренном Ремой кулоне. Это были четыре слова – честь, верность, любовь, отвага. «Это очень странно! Что бы мог значить этот кулон? С виду – обычная старинная безделушка!» - думала Мина, внимательно рассматривая подарок. Но сказать Фару об этом необычном кулоне девушка так и не решалась – Мина боялась, что кулон наделён какой-то особой тайной силою и может утратить её, если о нём кому-нибудь рассказать. Перед сном Мина долго всматривалась в кулон, а затем продела через отверстие в кулоне толстую нитку и надела подарок Ремы себе на шею… Только после этого девушка легла в постель и вскоре уснула, уверенная, что лежащий у сердца амулет сохранит её сон, покой и счастье. Всю ночь девушке снились всякие странные сны – то она видела себя в свадебном наряде вместе с Фаром, то видела какого-то мальчика, похожего на себя и на Фара, то видела гневного и кричащего Фледа…

На следующий же день Мина встретилась с Фаром. Молодой человек сказал, что уже готовит план побега, и в ближайшее время они смогут убежать в соседнюю деревню или даже страну и там спокойно сочетаться браком безо всяких помех. Фар поцеловал Мину и пообещал, что скоро всё будет хорошо… Мина рассказала Фару о своих снах. Молодой человек улыбнулся, узнав о том, что же увидела Мина ночью. «Да тебе, наверное, Рема передала свои способности!» - ласково улыбнувшись, проговорил Фар. Девушка лишь покачала головой и обняла Фара.

Флед, разумеется, не собирался сдаваться. Срок свадьбы был уже назначен, и с обеих сторон велись приготовления. Мина работала над своим более чем скромным приданым и делала вид, что с нетерпением ждёт дня свадьбы. Флед же искал хорошего портного, чтобы сшить костюм, в котором он казался бы моложе и стройнее. Как говорится, у каждого свои заботы… Но главная забота у Мины была другая – девушка с Фаром договорились о побеге и свадьбе через три – четыре месяца! А пока… пока надо было готовиться – прорабатывать все детали, чтобы побег и будущая свадьба удались…

@темы: фанфики

21:43 

Вот эта первая глава!!!

сегодня ты Гныщевич, завтра - Баба-Яга (с)
Это пока что не окончательная версия. Первая из восьми глав моего пока что никак не названного титанического труда в жанре "прощай, мозг!".
События в этом отрывке происходят за 35 лет до событий ВИГ.

****


В живописном месте, в долине полноводной Аффиры, в самом сердце Зелёной Страны находилось самое крупное и, можно сказать без преувеличения, самое богатое её селение – Вязы. Его можно было бы назвать негласной столицей Зелёной Страны, собственно, там и жил вождь Зелёного народа – князь Бирн. Лан Бирн был правителем Зелёной Страны – уже десятым по счёту после свержения единого правителя всей Волшебной Страны, периода междоусобных войн и революций. Таковые правители в Зелёной Стране избирались богатейшими гражданами Вязов из числа наиболее именитых и зажиточных родов, присвоивших себе дворянские титулы. К началу описываемой поры в Вязах было почти четыреста дворов – намного больше, чем в окрестных деревушках и хуторах. Также в Вязах был большой рынок, множество мастерских и лавок, школа, несколько лекарей и аптекарей, цирюльник – словом, всё, что должно быть в небольшом городке…

Большая часть жителей Вязов занималась торговлей или же промыслами – потому и жила припеваючи. Просторные дома, нарядные костюмы и даже собственный выезд – всё это для них было не в диковинку. Но так жили не все. Почти на самой окраине Вязов стоял маленький, но вполне ухоженный зелёный деревянный домик с огородом, спускавшимся почти до самого ручья. Там жила семья Лант – одна из самых небогатых семей в Вязах.

Отец семейства, Том Лант, зарабатывал себе на хлеб починкой обуви, а также плотницким ремеслом. Мать, Дора Лант, выращивала на продажу кое-какие овощи, а также кур и кроликов. Старшему сыну, Кему Ланту, исполнилось двадцать три года. Это был довольно-таки рослый и крепкий (по местным меркам) рыжеволосый парень, очень похожий на отца. Кем занимался столярным и плотницким делом, а также помогал отцу с матерью. В свои двадцать три года Кем был весьма серьёзен и нисколько не думал о женитьбе, хотя и считался завидным для своего происхождения женихом – грамотный, работящий, без особенного пристрастия к спиртному.

Младшая дочь семьи Лант… О, о ней следует сказать особо. Мина Лант была невысокая стройная девушка семнадцати лет от роду, очень грациозная и милая. У Мины была фарфорово-белая кожа, волнистые каштановые волосы и зелёные глаза, опушённые длинными загнутыми ресницами. Красавица Мина могла бы стать достойной моделью для любого живописца, который решился бы посетить небогатый домик семьи Лант. Но, увы, художники в тот дом не захаживали – ни нечаянно, ни по умыслу, и Мина, напевая мелодичные народные песни, помогала матери управляться с хозяйством. Иногда Мина продавала на рынке или же разносила по покупателям выращенные продукты. Несмотря на такой прозаический род занятий, Мина выросла чуткой и мечтательной девушкой. Она знала множество красивых народных песен, а также сочиняла (но никому не рассказывала!) разнообразные истории и стихи. Впрочем, насчёт «никому» можно поспорить. Да, родители считали всякое сочинительство романтическими бреднями, недостойными порядочных людей, а множества знакомых у Мины не было – ибо не была она весёлой хохотушкой, любящей шумные компании, где рекой льётся пиво и брага, где звучат хмельные песни и где танцы длятся до утра. Но был у Мины единственный близкий друг, тот, кому она поверяла все свои тайны… Это был некий Фар Амант, двадцати одного года от роду. Молодой человек жил в небольшой деревушке Ракитки, что рядом с Вязами. Этому-то юноше Мина и рассказывала свои стихи и истории, с ним делилась сокровенными мыслями.

Мина познакомилась с Фаром совершенно случайно. Был достаточно холодный и дождливый, по меркам Волшебной страны, день – но Мине всё равно надо было отнести на рынок капусту, зелень, тушку кролика и яблоки. Делать нечего – наспех позавтракав, Мина взяла в каждую руку по тяжёлой сумке и пошла на рынок. Уже почти дошла Мина от своего домишки до базара, как вдруг с гиканьем пронесся по улице извозчик-лихач на повозке с крытым верхом. Горе-возница зацепил девушку краем повозки, да так, что Мина упала наземь и рассыпала всю провизию, предназначенную для продажи. Почти тут же к Мине подбежал молодой человек, помог подняться с дороги и спросил:

- С Вами всё в порядке? Не нужна ли какая помощь?

- Спасибо, вроде бы всё нормально! – ответила Мина, потирая ушибленный локоть.

- Ох, я вижу, уронили Вы все свои припасы! – сказал юноша, смотря на плачущую от огорчения Мину. – Не волнуйтесь, подберём сейчас в лучшем виде! – и молодой человек, отведя Мину на обочину дороги, принялся собирать провиант.

- О, я Вам так благодарна! Вы не представляете, как Вы мне помогли! – сбивчиво благодарила Мина молодого человека.

- Не за что, уважаемая!.. Извините, не знаю Вашего имени, - отвечал юноша, краснея от смущения. – С Вами правда всё в порядке?

- В совершенном! – сказала Мина, хотя это не было чистой правдой – у девушки побаливали ушибленные бок и рука. – Зовут меня Мина Лант, я пришла на базар… торговать провизией… ой, ой, наверное, много я всего наговорила! Спасибо Вам, уважаемый, пора мне бежать…

Молодой человек вызвался проводить Мину и донести её сумки до рынка. Возможно, из уст какого-то другого юноши это предложение показалось бы Мине, да и прочим, неслыханною дерзостью, но этот юноша всем своим внешним видом внушал доверие. Этот молодой человек был среднего роста, стройный, темноволосый и с очень приятным и открытым лицом – словом, внешность юноши и его манера поведения сразу же располагали к себе… По дороге до рынка Мина разговорилась со своим новым знакомым – узнала, что зовут его Фар Амант, что приехал он в Вязы забрать работу на дом в одной из мастерских и что живёт он в маленькой деревушке Ракитки, один в маленьком домике на окраине. Возле рынка Мина и Фар расстались уже почти как хорошие знакомые.

Ушибы и ссадины Мины почти не болели, да и товар в тот день она продала весь… А по пути с рынка домой Мина опять повстречала Фара. И девушка, и её новый знакомый очень обрадовались этой встрече. Они проболтали обо всём и ни о чём всю дорогу – до развилки, после которой Мина шла к своему домику, а Фар Амант выходил на дорогу, ведущую к родным Ракиткам. На прощание и Мина, и её новый знакомый долго не могли расстаться, и Фар стоял у развилки, ожидая, пока Мина не скроется из виду…

В тот день Мина пришла домой веселее, чем обычно. Родителям и брату она решила ничего не рассказывать о своём случайном знакомом. Мало ли, как они могут это воспринять – особенно строгий и суровый отец. Наверняка, накричит на Мину и строго-настрого запретит выходить из дома в ближайшие дни… А такого развития событий Мине совсем не хотелось!

В последующие дни Мина и Фар виделись довольно-таки часто – молодой человек приезжал в город забирать работу из той или иной мастерской, а Мина ходила торговать на рынок. И при каждой встрече ни Мина, ни её новый знакомый не упускали возможности для беседы. И со временем молодым людям начало казаться, что темы для беседы могут быть совершенно разными и что главное в этих беседах – просто идти рядом, быть вместе и чувствовать присутствие друг друга… Фар Амант оказался добрым, умным и понимающим собеседником для Мины, а сама Мина, в свою очередь привлекала рассудительного юношу своим необычным и творческим взглядом на мир. Словом, между молодыми людьми очень быстро завязалась дружба. И вскоре, помимо случайных встреч в городе, Мина и её новый знакомый стали договариваться о встречах заранее.

Разумеется, теперь Мине пришлось рассказать дома о своём знакомстве и дружбе с Фаром. Мать Мины порадовалась за свою дочь (ведь друзей и подружек у Мины не было), брат тоже одобрил появление друга у девушки, а отец недоверчиво усмехнулся в усы. Но, впрочем, Том Лант всегда отличался строгостью и неразговорчивостью – и такое поведение было его обычной реакцией на многие семейные события… Разумеется, последовали расспросы от домашних о том, кто такой Фар Амант, чем он занимается и каков он из себя. Мина рассказала родителям и брату всё, что успела узнать сама от Фара. Близкие Мины узнали от девушки, что её новый знакомый был круглым сиротой – рано потерял отца, а три года назад похоронил и мать, жил один в крохотном домишке, занимался различной ремесленной работой на заказ. Услышав этот рассказ, отец Мины ещё больше насупился, а мать горько вздохнула и задумалась о чём-то своём…

Той ночью Мина в очередной раз спала плохо – думала о Фаре, вспоминала свои беседы с ним. На сей раз девушка ненароком услышала беседу родителей. Том достаточно сердито доказывал Доре, что «он ей не пара, и что с этой дурацкой дружбой надо прекращать». Мина сразу поняла, кем были «он» и «она», про которых говорил отец… «Фар – мой лучший друг, и непонятно, что могут иметь против него родители!» - думала Мина, ворочаясь в постели и пытаясь заснуть.

Поначалу отношения девушки и её нового знакомого были простой юношеской дружбой – Мина и Фар часто гуляли по лесу, по берегу реки, болтали, собирали цветы… Но вскоре Мина начала понимать, что Фар Амант – не просто друг, что их связывает нечто большее. Девушка просто не могла жить без своего приятеля, только ему одному могла Мина поведать многие вещи и только с ним поделиться сокровенными мыслями. К слову, и Фар испытывал тоже самое. Молодые люди поняли, что влюблены друг в друга, и были на седьмом небе от счастья – строили планы на будущее и мечтали о том дне, когда свяжут свои сердца навеки.

Однажды Фар Амант наконец решился попросить у родителей Мины руки и сердца их дочери, а также благословения предстоящего брака. Увы, молодой человек получил резкий отказ. Особенно упорствовал отец Мины.

- Да у тебя ещё молоко на губах не обсохло, а ты свататься пришёл! – запальчиво кричал Том Лант. – Чем ты собираешься кормить своё семейство? Или же вы сядете на шею к нам?

- Господин Лант, Вы плохо обо мне думаете! – спокойным тоном отвечал Фар Амант. – Я буду трудиться, не покладая рук, лишь бы жена и дети не знали горя и бед!

- Да, хорошо же прокормит сирота-молокосос мою дочь и моих внуков! – грубо ответил ему Том Лант. – Я не согласен на твой брак с Миной – ни сейчас, ни через год, ни через десять лет!

- Поймите, Фар! – более мягко начинала мать Мины. – Вы бедный сирота, и с Вами Миночка будет не так счастлива, как нам этого хотелось бы… Поэтому мы отвечаем отказом на Ваше предложение. А что касается Мины – то вряд ли она расстроится… Ведь её жизнь может сложиться гораздо лучше…

- Вы хорошие, добрые родители! – ответил на её слова молодой человек. – А как дело доходит до счастья Вашей дочери, то Вы с радостью соглашаетесь разбить её сердце вдребезги и растоптать всю любовь на корню. Посему прощаюсь с Вами…

- Скатертью дорожка! – крикнул Том Лант. – Нужен ты такой нашей Мине?!

Но ни Фар, ни Мина не огорчились, узнав об отказе родителей девушки. Молодые люди решили, когда захотят вступить в брак, сбежать в какую-нибудь отдалённую деревню и там попросить местного старосту зарегистрировать их союз. Вероятность того, что староста откажется, была невысокой – сельские старосты обычно охотно проворачивали всякие семейные дела за помощь по хозяйству и строительству или же и вовсе за еду и выпивку… А после заключения брака Мина и Фар Амант собирались перебраться в Ракитки, в домик Фара, который молодой человек начал подлатывать и готовить к появлению новой жилицы.

Но, тем не менее, несмотря на довольно-таки хорошо продуманный план, и Мина, и Фар волновались, думая о предстоящем браке. Всё ли получится так, как они запланировали, и если получится, то как сообщить об этом родителям Мины?
Сменят ли они после этого известия свой гнев на милость? Все эти вопросы очень заботили Мину и её возлюбленного, но, тем не менее, молодые люди твёрдо решили связать свои судьбы. Ведь для настоящей любви, для крепкого и искреннего чувства нет никаких преград – ни имущественных, ни сословно-родовых, ни законных, ни каких-либо ещё! Так думали Мина и Фар Амант – и были вполне правы! – но, к сожалению, реалии жизни в Зелёной Стране были совершенно другими. Частенько молодых девушек выдавали замуж их родители или близкие родственники – за тех мужчин, которые представлялись близким девушек наиболее выгодной партией. Порой родню не останавливало даже то, что жених был лет на тридцать – сорок старше своей невесты и успел уже разок – другой овдоветь… Лишь бы дом был у жениха добротный да монеты в кошельке звенели – так думали родные, желая, как им казалось, блага для молодых девушек. Заключить брак по любви удавалось, увы, не всем – но такие счастливые пары тоже были. Чаще всего это были те юноши и девушки, родители которых отнеслись благосклонно к будущим вторым половинам своих детей и благословили предстоящий брак. Но Мине и Фару, а также многим парам, им подобным, везло гораздо меньше… Без родительского благословения и согласия выходов было только два – либо бежать, как решили Мина и Фар Амант, либо… жить по принципу «стерпится – слюбится» с тем, кого подберут в пару родственники.

Увы, родители Мины, особенно после того, как узнали о знакомстве дочери с Фаром Амантом, тоже озаботились вопросом поиска подходящего супруга для Мины. Кандидатура нашлась быстро. Народная мудрость гласит – на ловца и зверь бежит. Так и на этот раз – к родителям Мины прибыл некий Гент Флед, зажиточный сорокапятилетний вдовец. Гент Флед был рыжеволосым, коренастым человеком с круглой веснушчатой физиономией. Рыжие волосы Фледа были очень жёсткими и от этого топорщились во все стороны, а нос почтенного господина Фледа имел не самую изящную форму картошки. Доре и Кему не очень понравились бросавшиеся в глаза с первой же встречи самодовольство и грубость Фледа, но Том Лант, только услышав о том, что торговля у Фледа процветает и дела идут в гору, без возражений согласился с предложением жениха. Гент, услышав согласие родителей Мины (Дора дала это согласие, скрепя сердце), буквально расцвёл и с маху назначил дату свадьбы – через семь месяцев. Дору и Кема насторожил не только не самый приятный характер жениха, его возраст и внешность. Было известно, что за год перед тем Гент Флед овдовел – его молодая жена скончалась при весьма загадочных обстоятельствах, оставив Генту похожего на него сына, пятилетнего Энкина. Вязовские кумушки утверждали, что Гент Флед сам довёл свою жену до смерти постоянными упрёками, издевательствами, а то и вовсе подзатыльниками и побоями. Дора и Кем, узнав об этом, с дрожью в голосе умоляли отца семейства отказаться от предложения Фледа. Но Том всегда отвечал на это: «Хм, да мало ли, что молва людская говорит! Зато Флед этот не нищий, по крайней мере! А кумушек слушать не стоит – они завтра могут наплести, что ты самой Гингеме сестра!».

Мине о её предстоящей свадьбе с Фледом пока что никто не сообщил, и девушка вместе со своим возлюбленным продолжали строить планы на будущее и предаваться самым смелым мечтаниям… Но через две недели после первого визита Фледа на семейном собрании Мина узнала, что через семь месяцев станет женой Гента Фледа. Только услышав это известие, девушка, закрыв лицо руками, горько расплакалась.

- Ну, ну, не реви! – заговорил Том Лант. – Ты ещё не знаешь, кто такой Флед! За ним, как за каменной стеной будешь! Дом какой у него! А лавка какая!..

- Мина, доченька, пойми – мы не хотим тебе зла! – сдавленно говорила Дора, в душе которой боролись боль за судьбу дочери и покорность мужу во всём.

Кем мрачно молчал – он очень переживал за любимую сестрёнку, за её будущее. А Мина никого не слышала – слёзы застилали ей глаза, и всё существо девушки противилось грядущему браку с Фледом. «Неужели… неужели у нас с Фаром ничего не получится, и я вскоре стану женой какого-то Фледа?!» - думала Мина, прислушиваясь к разговорам домашних.

В тот же день девушка нашла время встретиться с Фаром и сообщить ему эту печальную весть.

- Фар, я люблю тебя и не хочу быть женой Фледа! – со слезами говорила девушка своему возлюбленному. – Увы, Фледа выбрали для меня родители, и я просто должна покориться судьбе…

- Не волнуйся, Мина! – ласково успокоил он девушку. – Что-нибудь непременно придумаем, вот увидишь! – и Фар нежно поцеловал возлюбленную.

Первая же встреча с Гентом Фледом привела Мину в ужас. Льстивый, самодовольный и некрасивый Флед, как казалось девушке, скрывал за каждым словом и жестом свою истинную сущность – жадную, жестокую и самодовольную. Ох, недаром же ходила народная молва по Вязам про прошлое Фледа… Что, если и она, Мина Лант, через несколько лет повторит судьбу прежней жены Фледа – внезапно умрёт «ни с того ни с сего», а безутешный вдовец опять побежит свататься к какой-нибудь шестнадцатилетней простушке?! К тому же, Мина с Фаром взаимно любили друг друга и очень хотели пожениться – поэтому о браке девушки с Фледом не могло быть и речи…

После встречи с Фледом взволнованная Мина прибежала к Фару, плакала, рассказывала возлюбленному о Фледе и о том, какие про Фледа ходят слухи… Фар утешил девушку, попытался успокоить её и вселил надежду на лучшее. Но, помимо своего любимого Фара, Мина хотела посоветоваться, как ей быть, с ещё одним человеком. С тем человеком, в чьей мудрости и жизненном опыте девушка была уверена. С тем человеком, от которого рассчитывала на помощь, поддержку, а также добрый и мудрый совет. Мина собралась к Реме Минт, которую все чаще называли просто «старая Рема» или «бабушка Рема».

@темы: фанфики

21:16 

сегодня ты Гныщевич, завтра - Баба-Яга (с)
Больше ничего не пишу !
Всё!
Можете даже не просить!

@темы: фанфики, личное

Отпусти меня, чудо-трава!

главная